На головну | Пишіть нам | Пошук по сайту тел (063) 620-06-88 (інші) Укр | Рус | Eng   
На земній кулі зареєстровано більше 30 млн. торговельних марок (в Україні – понад 100 тис.) і це число зростає щороку майже на мільйон
  новини  ·  статті  ·  послуги  ·  інформація  ·  питання-відповіді  ·  про Ващука Я.П.  ·  контакти за сайт: 
×
Якщо ви помітили помилку чи похибку, позначте мишкою текст, що включає
помилку (все або частину речення/абзацу), і натисніть Ctrl+Enter, щоб повідомити нам.
×

Знайомтеся, Борис Патон

2003-05-14
Андрій Волченко

 

Ученый в области металлургии и технологии металлов, профессор, доктор технических наук, академик НАН Украины; президент НАН Украины, директор Института электросварки им. Е.О.Патона.

Борис Евгеньевич Патон является президентом Международной ассоциации академий наук; почетным президентом Международной инженерной академии; членом Европейской академии, Международной академии технологических наук; почетным членом Международной академии наук, образования, индустрии и искусства и многих других международных научных организаций.

Родился — 27 ноября 1918 года в Киеве.
Образование — в 1941 г. закончил Киевский политехнический институт, инженер-электрик. Владеет английским и немецким языками.
Карьера — с 1942 г. работал в Институте электросварки; с 1953 г. — директор Института электросварки им.Е.О.Патона АНУ.
Научные работы — автор научных исследований, посвященных процессам автоматической и полуавтоматической сварки под флюсом; разработке теоретических основ создания автоматов для сварки и сварочных источников питания; проблеме управления сварочными процессами. Под его руководством создан принципиально новый способ сварки — электрошлаковый.
Он является основателем спецэлектрометаллургии. Борис Патон первым разработал технологию сварки в космосе. Он автор 400 изобретений.
Хобби — спорт.

- Насколько престижно быть украинским ученым?

- Положение ученого в обществе сегодня несравнимо с положением, которое было во времена Советского Союза. Раньше государство уделяло ученым гораздо больше внимания, интересовалось не только самими учеными, их деятельностью или финансированием науки, но и экономическим эффектом от научной работы. При плановом хозяйстве научно-технические разработки работали на экономику больше, чем сегодня.

Уровень финансирования украинской науки и науки советской — величины несопоставимые. На советскую науку тратили много, очень много. Едва ли мы сможем достичь такого уровня финансирования. Когда после распада Союза финансирование науки сократилось в несколько раз, мы рассчитывали, что со временем капиталистические компании и олигархи повернутся лицом к науке, надеялись, что у них появится заинтересованность в помощи ученым. Но этого, к сожалению, не произошло. В стране появились богатые люди, но в отечественную науку они не спешат вкладывать деньги. Может быть, потому, что набивать карманы гораздо проще. Но мы ведь не просим давать деньги безвозвратно или что-то дарить. Отдача обязательно будет, наука вернет затраченные на нее средства.

- Идет ли в науку молодежь?

- Молодежь-то в науку идет, но в какую науку. Выпускники школ массово поступают в высшие учебные заведения. Гораздо больше, чем в советские времена. А вот в фундаментальную науку идут не так охотно, как раньше. Высшая аттестационная комиссия Украины ежегодно проводит все больше защит научных диссертаций. Но из защитившихся специалистов в науку идут меньше половины. Молодые люди, получив научную степень, предпочитают работать в престижных отечественных компаниях, государственных структурах, представительствах иностранных фирм. В первую очередь потому, что зарплата научного работника несравнима с зарплатой в бизнесе. Наука перестает быть престижной. Хотя дело не столько в низкой зарплате, сколько в том, что научная деятельность вообще не финансируется. Чтобы молодые ученые научились работать, они должны иметь современное оборудование, материалы, информационные возможности. Этого у них нет. Поэтому люди уходят из науки, иногда с болью в душе. Настоящий ученый, если у него будет интересная перспективная работа, может пожертвовать даже благосостоянием своей семьи. Но бездельничать ради мизерной зарплаты он никогда не станет.

- Жива ли еще фундаментальная наука в Украине?

- Еще жива. Но беда в том, что она жива в основном благодаря старым научным школам, которые сохранились при учреждениях Академии наук и высших учебных заведениях. Когда срок жизни старых научных школ закончится, фундаментальная наука скончается. Ведь старое поколение ученых уйдет, а новые школы не появляются. И прикладная наука, естественно, тоже перестанет развиваться.

- Что может сделать в подобной ситуации государство?

- Необходимо хотя бы в минимальных размерах финансировать науку и внедрять результаты работы ученых. Мало только говорить. Наука для нас — основа основ, без нее нельзя создать новое государство. Надо, чтобы власть претворяла в жизнь эти постулаты. Нам сейчас дают деньги только на зарплату. На другие статьи расходов никто ничего не дает. В 2002 году мы недополучили около 50 млн грн. только по Академии наук. Вместо 1,7% ВВП в прошлом году науке выделили 0,24% ВВП.

Это же смешная цифра. Каждый год планируют повысить финансирование науки, а реально на науку в бюджете предусмотрено в 2002 году — 810 млн грн., в 2003-м — 802 млн грн. Европейские страны ежегодно тратят на науку 3-7% ВВП. Я уже не говорю о том, что, к примеру, ВВП Германии не идет ни в какое сравнение с украинским ВВП. Такие деньги они тратят вовсе не потому, что богатые. Они богатеют как раз потому, что постоянно увеличивают финансирование своей науки. Уровень финансирования науки в ЕС, куда так стремится Украина, — не менее 2,5% ВВП.

Необходимо создать такие условия для инвестирования в науку, чтобы деньги вкладывало не только государство, но и частный капитал.

- Но частный капитал ждет отдачи от вложенных денег. Насколько, по вашему мнению, продаваемы украинские научно-технические разработки?

- Наша наука продаваема. Отечественный научно-производственный потенциал позволяет обеспечивать инновационное развитие многих современных отраслей производства и экономики. Украинские высокотехнологические отрасли признаны во всем мире. Я имею в виду самолетостроение, ракетно-космическую отрасль, судостроение. Конкурентоспособными на мировом рынке остаются производство бронетанковой техники, тяжелое энергомашиностроение. Конечно, в целом инновационная активность производственной сферы в Украине падает. Мы еще не достигли даже уровня 1995 года. Удельный вес инновационной продукции в общем объеме промышленного производства составляет менее 7%. Хотя где-то с 2000 года мы замечаем некоторый рост инноваций. Ряд предприятий успешно осваивают инновационные проекты. Например, ОАО «Мотор Січ», КБ «Прогресс», АНТК им. Антонова, Новокраматорский и Южный машиностроительные заводы, НПО им. Фрунзе, завод им. Малышева.

- Вы считаете, что отечественная наука может конкурировать с американской или европейской?

- Может. Да, наша наука утратила значительную часть потенциала, но в некоторых направлениях мы конкурентоспособны. В корне неправильно утверждать, что Украина может только копировать иностранные образцы и заниматься сборкой импортной техники. Мы не безнадежно отстали от Запада. Дайте нашим ученым и инженерам возможность нормально работать и зарабатывать — и увидите, на что они способны. Немало наших технических разработок внедряются за рубежом и возвращаются в виде импортной продукции.

- Возможно, есть смысл развивать лишь перспективные направления в науке?

- Только по такому пути мы и можем развиваться. Дать всем представителям науки поровну — это дорога в тупик. Надо находить области науки, где имеются разработки высокого уровня. Несмотря на все утраты, в Украине стоит развивать математику, информатику, кибернетику, материаловедение, некоторые разделы биологии, биотехнологии и физики. А то, чего не хватает нашим ученым, необходимо брать на Западе. Но нельзя слепо копировать их достижения.

- Как вы считаете, проблема утечки мозгов за рубеж угрожает украинской науке?

- Угрожает, но не настолько сильно, как думают некоторые. Во-первых, те, кто был интересен Западу, уже давно там. Во-вторых, многие наши молодые ученые, выехавшие за рубеж, часто продолжают сотрудничать со своими бывшими институтами, ведут совместные проекты. Утечка мозгов происходит больше внутри страны, когда молодежь уходит из науки в бизнес.

- Это сильно сказывается на развитии фундаментальной науки?

- Уже сказалось достаточно сильно, будет сказываться еще сильнее, если не будут приняты кардинальные меры. Если сейчас ничего не делать, то Украина превратится в сырьевой придаток развитых стран. Окончательно и бесповоротно.

Рассказ бывшего старшего научного сотрудника:

— Моя научная карьера начиналась на диво успешно. Был 1990 год, в неполные 28 лет я стал кандидатом наук, работал в институте, принадлежавшем Академии наук Украины. В 1992 году стал старшим научным сотрудником, мне тогда было ровно 30. Впереди маячила скорая перспектива докторской диссертации, но начиная с 1992 года институт залихорадило: объемы заказов от промышленности сократились почти до нуля, бюджетное финансирование тоже уменьшилось. А главное — началась девальвация, которая съедала деньги до того, как они поступали на институтский счет. Система отбора научных проектов для госфинансирования превратилась в сытную кормушку для околонаучных чиновников. Наиболее активная часть сотрудников начала расползаться в поисках заработка. Уезжали за рубеж, уходили программистами в частный бизнес, некоторым удалось открыть собственное дело. В пустеющем корпусе остались те, кому было уже за 50, а также редкие аспирантики. Радовались только немногочисленные начальники, имевшие возможность «пилить черный нал», поступавший от многочисленных арендаторов и от продажи на лом золотосодержащего оборудования. Поскольку денег не хватало не только на зарплату, но и на оплату отопления, зимой пришлось сидеть в кабинете чуть ли не в ватнике. Научная работа свелась к компилированию ранее выполненных исследований — отпущенных денег хватало аккурат на оформление новых отчетов со старыми результатами. «Для души» делал выкладки, которые могли бы стать основой для докторской диссертации. «Для тела» начал заниматься экономической журналистикой. Так длилось до 1996 года, когда замдиректора института вызвал меня и потребовал «отдать все рабочее время науке» (как раз тогда нам платили зарплату в размере полставки с опозданием в полгода).

Пришлось положить на стол заявление «по собственному...» и полностью уйти в журналистику . Там я сейчас и обретаюсь.


Количество работников научных организаций, тыс. чел.

Научные работники
1990 г.
1994 г.
1996 г.
1998 г.
2000 г.
2002 г.

Всего
494,197
323,938
262,467
214,926
187,980
178,243

Из них: доктора наук
3,198
4,022
4,156
4,519
4,110
4,0

кандидаты наук
29,453
24,402
21,412
19,92
18,02
17,223

Основные показатели инновационной деятельности промышленных предприятий в Украине

Показатель
1994 г.
1996 г.
1998 г.
2000 г.
2001 г.
2002 г.

Кол. предприятий, внедряющих инновации
2181
1729
1503
1491
1503
1506

Удельный вес в общем кол. промпредприятий, %
26,0
19,3
15,1
14,8
14,3
14,6

Источник: обращение Президента к ВР.

джерело: «Бізнес», №16 (535), 21.04.2003
корисний матеріал? Натисніть:




інші статті...
© Ярослав Ващук, 2003-2011
при використанні будь-яких матеріалів сайту посилання на джерело обов'язкове
[pageinfo]
сайты Хмельницкого bigmir)net TOP 100