На главную | Пишите нам | Поиск по сайту тел (063) 620-06-88 (другие) Укр | Рус | Eng   
В любой цивилизованной стране права интеллектуальной собственности должны быть такими же святыми и незыблемыми, как и право частной собственности
  новости  ·  статьи  ·  услуги  ·  информация  ·  вопросы-ответы  ·  о Ващуке Я.П.  ·  контакты за сайт: 
×
Если вы заметили ошибку или опечатку, выделите мышкой текст, включающий
ошибку (всё или часть предложения/абзаца), и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.
×

Уголовная ответственность за нарушение прав интеллектуальной собственности: история и правовая перспектива (ч.1)

2005-04-05
Коваль Антон
«Ах история...Кто тебя знает?
Где те истоки? Где источник?...«
(Народный фольклор)

«Украина имеет богатый исторический
опыт правового регулирования уголовной
ответственности за нарушение
прав интеллектуальной собственности»
(Ответ автора)


Проблема усовершенствования уголовно-правовой охраны прав интеллектуальной собственности есть не только насущной необходимостью на современном этапе развития Украины, но и в историко-правовом аспекте достигает своим корнем к глубокой давности. Факты существования одного из наираспространенных нарушений авторского права — плагиата (оповещения чужого произведения под именем лица, которое не является его автором) имели место еще в старинной Греции и Римской империи. В частности, в трактате Витрувия «Об архитектуре» есть даже описание литературного соревнования в честь Аполлона (мифологического покровителя мудрости) и Муз (девяти богинь — покровительниц искусств и наук), которые традиционно проводились в Александрии. По свидетельству Витрувия, судья соревнований, грамматик Аристофан, присудил награду отнюдь не лучшему писателю, мотивируя подобное решение тем, что остальные участники соревнования подали точные копии произведений известных к тому времени авторов. После этого инцидента все писатели, обвиненные в плагиате, были изгнаны из Александрии...
С другой стороны, в все исторические периоды плагиат резко осуждала общественная мысль. О творческой деятельности человека и необходимость его охраны высказывались известные философы, писатели, поэты разных стран и поколений, которые черпали соответствующие источники из своей повседневной жизни. Приведу лишь некоторых из них.

Например, философ старинной Греции Платон (427-347 гг. к н.э.) утверждал, что создания любых произведений искусства и ремесла надо назвать творчеством, а всех создателей — творцами. Другой известный философ Аристотель (384-322 гг. к н.э.) в своей «Метафизике» отмечал, что «любое мышление направлено на творчество...».

Известный классик древнеримской литературы Вергилий (70-19 гг. к н.э.), автор славной «Энеиды», очевидно, с печалью констатировал нарушение авторского права, исходя из его крылатого выражения: «я написал стихи, а слава досталась другому», что на сегодня уже вошел в казну античной мудрости.

Выдающийся русский поэт Александр Пушкин (1799-1837 гг.) относительно творчества утверждал: «...не продается вдохновенье, но можно рукопись продать...«, а в тексте романа известного украинского писателя А.В. Головко (1897-1972 гг.) «Мать» прямо отображены нарушения авторского права выдающегося украинского поэта Тараса Шевченко на его все известный «Кобзарь»: «...И надумал написать украинский стих. Выбрал из «Кобзаря» — тоже было о любви. Чепурненько выписал на странице и подпись: «П. Диденко». Прибежал второго дня к Лесе взволнованный: какое же впечатление произвел написанный стих?...Леся рассказала, что отец, прочитав, похвалил. Сказал, если сам Павлуша написал это, то очень хороший стих, просто-таки, настоящий поэт растет из него...Конечно, Павлуша понимал, что на одном стихе, да и то чужому, далеко не заехать, надо все новые и новые. А где их взять? Правда, «Кобзаря» бы еще хватило надолго, и он не такой дурак, чтобы не понимать, какая это неуверенная вещь, как легко на этом «срезаться». И вдобавок немного неприятно было и от сознания, что все это произошло через мошенничество. Нет, надо самому таки писать стихи. Стал пробовать — не выходило. Тогда хочеш-не-хочеш опять-таки обратился к «Кобзарю». Только теперь уже был осторожным, не списывал целого стиха, а две строки с одного, потом подбирал к ним с второго и так далее. Смысл не всегда можно было добрать, но рифма всегда была полная...».

НЕ УКРАДИ!

Можно высказать допущение, что предпосылки охраны прав интеллектуальной собственности содержались уже в Библии — старинной памятке письменности, которая есть наиболее распространенной книгой в мире. Как справедливо отмечается в Юридической энциклопедии, рядом с законодательством религиозно-обрядового характера, Библия удостоверяет тысячелетние развитие правовой идеологии и содержит юридические установки полностью материального мира.

Одной из юридических установок Библии можно считать Божью заповедь «Не укради» (Втор 5:19, Исх. 20:15). Следует иметь в виду, что данная заповедь распространяется как на материальные вещи, так и на вещи нематериального мира, а ее комментирования сводится к тому, что: «воровать — значит лишать чего-то второго человека или присваивать себя нечто, принадлежащее второму, не имея на то разрешения или права: деньги, доброе имя, вещи, средства, идеи, радость, чувства, самоуважение, веру, время... Воровать — значит не давать вторым то, что по правую им принадлежит: лишать заработка, утаивать прибыль, отказывать в признании, отнимать время, иные права...». В Библии также содержатся фактически первейшие основы ответственности за нарушение данной заповеди, а именно: вор должен был возместить стоимость украденного по меньшей мере в двойном размере или подлежал продаже в батрачество, в частности: «Если украденное найдется у него,...пусть заплатит вдвое...» (Исх 22:4), «Укравший должен заплатит; а если не чем, то пусть продадут его для уплаты за украденное им...» (Исх 22:3).

Как известно, еще от далекого 988 г. христианство стало государственной религией Киевской Движении (IX — первая половина XIII ст.), что через соответствующие его положение принесло на территорию Украины не только новую культуру, духовность, но и новое регулирование отношений в обществе. Конечно, это не было уголовно-правовым регулированием охраны прав интеллектуальной собственности, тем не менее утверждало исторические и социальные предпосылки для дальнейшей криминализации соответствующих нарушений уже на законодательном уровне.

ЕЩЕ ТАК ЗАДОЛГО ДО БЕРНСКОЙ...

Как справедливо подчеркивается в юридической литературе, на территории Украины в разные времена действовали законодательства тех государств, в состав которых входили украинские земли: Большого княжества Литовского, Речи Посполитой, Русского государства, Австро-Венгрии. Эти факторы обусловили то, что продолжительное время на территории Украины действовали акты законодательства разных государств.

Следует отметить, что такие выдающиеся памятки и источники украинского писаного права, как «Русская правда» (ХІ ст.), Судебник Большого князя Казимира ІV (1468 г.), Литовские уставы (редакций 1529, 1566, 1588 гг.), «Права, за которыми судится малороссийский народ» (1743 г.), «Собрания малороссийских прав» (1807 г.) не содержали норм об уголовной ответственности за нарушение прав интеллектуальной собственности. Вместе с тем возникновения на территории Украины законодательства об уголовной ответственности за данные нарушения тесно связан с ее пребыванием в составе Русской империи.

Анализ законодательных актов Русской империи, которые действовали на территории Украины, дает возможность приходить к выводу, что впервые закрепления уголовной ответственности за нарушение прав интеллектуальной собственности на законодательном уровне было осуществлено в первой половине ХІХ ст. в Своде законов Русской империи (1832 г.) — систематизированному собранию законов Русской империи, подготовленному в течение 1826-1830 гг. специальной комиссией под руководством М. Г. Сперанского. Вообще Свод законов Русской империи состоял из 15 томов, которые имели отношение к разным областям права, в частности криминального.

Таким образом, закрепления уголовной ответственности за нарушение авторского права на территории Украины было осуществлено более чем на пятьдесят лет раньше от даты принятия первого в мире международно-правового акта в сфере охраны авторского права — Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений (1886 г.).

ВОЗНАГРАДИТЬ ПОТЕРПЕВШЕГО АВТОРА — ПРИОРИТЕТНАЯ ЗАДАЧА

Итак, первые уголовно-правовые нормы относительно охраны авторского права содержались в ст.ст. 2275, 2276, 2276 отделения 4 «О присвоєніи ученой или художественной собственности» глави 4 «О присвоєніи и утайкЂ чужой собственности» Раздела 12 «О преступленіяхъ и проступкахъ против собственности частныхъ лицъ» Книги 1 «Уложеніе в Наказаніяхъ уголовныхъ и исправительныхъ» 15 тома Свода законов Русской империи(далее — Свод законов).

Так, в соответствии с ст. 2275 Свода законов «Если кто, присвоивъ себЂ чужое произведеніє словесности, наукъ, искусствъ или художествъ, издастъ оное подъ своимъ именемъ, то онъ, сверхъ обязанности вознаградить сочинителя или художника за всЂ причиненные ему ущербъ и убытокъ, подвергается: лишенію всЂх особенныхъ, лично и по состоянію присвоенныхъ ему, правъ и преимуществъ и ссылкЂ на житье въ одну изъ отдаленныхъ губерний, кромЂ Сибирскихъ, съ заключеніемъ на время отъ шести месяцевъ до одного года, или, будет онъ по закону не изъятъ отъ приказанной тЂлесныхъ, отдачЂ в рабочій домъ на время отъ одного года к двухъ лЂтъ» .

Кроме того, соответственно ст. 2276 Своду законов «Кто, не выдавая себя за автора чужаго сочиненія, перевода или иного произведенія наукъ, искусствъ или художествъ, на зная, что оное есть литературная или художественная собственность другаго, будетъ безъ надлежащаго уполномочія, находящимся в него по какому либо случаю произведеніемъ сего рода располагать какъ бы принадлежащимъ ему, напечатавъ или дозволивъ напечатать книгу, статью или музыкальные ноты, или же представит драматическое или играть музыкальное сочиненіє въ публичномъ собраніи, или повторяя и размножая картины и другія произведенія искусствъ или художествъ, тот за сіе, сверхъ слЂдующаго за причиненные имъ чрезъ то убытки вознагражденія, приговаривается: къ заключенію въ смирительномъ домЂ на время вот трехъ мЂсяцевъ до одного года, смотря по обстоятельствамъ, болЂе или менЂе увеличивающимъ или уменьшающимъ вину его. Семужъ наказанію подвергаются, какъ тЂ, которые, безъ дозволенія автора, напечатаютъ или дозволятъ напечататъ новымъ изданіемъ книгу, статью или музыкальное сочиненіе или эстампъ, такъ и тотъ, который продастъ рукопись или право на изданіе книги, статьи или музыкального сочиненія или эстампа, нЂсколькимъ лицамъ порознь безъ ихъ согласія, если при семъ не было съ его стороны никакого подлога или иного обмана».

Также в силу ст. 2277 Свода законов «ТЂ, которіе, перепечатывая вполнЂ книги, статьи или музыкального сочиненія или цЂлаго эстампа, помЂстятъ въ своихъ книгахъ, журналахъ, гравювахъ и т.п. какія либо заимствованныя въ размЂрЂ вышеопредЂленной закономъ части литературныхъ или художественныхъ произведеній такихъ авторовъ или художниковъ, которые еще въ живыхъ, или коихъ права на ученую или художественную собственность принадлежатъ еще исключительно ихъ наслЂдникамъ или другимъ лицамъ, приговариваются, впрочемъ не иначе, какъ по жалобЂ обиженныхъ, къ денежному взысканію вдвое противъ цЂны всЂхъ напечатанныхъ ими экземпляровъ книги, нотъ или эстамповъ съ такими заимствованными изъ чужихъ произведений частями».

Таким образом, можно утверждать, что в Своде законов достаточно полно урегулировались вопрос уголовной ответственности за нарушение авторского права, а также устанавливались строгие криминальные наказания за такое нарушение.

Как усматривается из приведенных уголовно-правовых норм, нарушения авторского права, которое преследовалось в криминальном порядке в те далекие времена, состояло в присвоении чужого произведения науки, литературы или искусства, издании данного произведения под своим именем, печати и другому распоряжении чужим произведением как своим собственным или частью данного произведения, а виновное лицо должно была не только в полном объеме возместить потерпевшему автору причиненные этим убытки, но и подлежала ссылке к отдаленным губерниям Русской империи на срок от шести месяцев до одного года или отдаче в рабочий дом на срок от одного до двух лет или помещению к так называемого «примирительного» дома на срок от трех месяцев до одного года. Также, подобно к упомянутым положениям Библии, виновный поддавался денежному взысканию в двойном размере от цены всех неправомерно напечатанных экземпляров книг, нот и других произведений.

По нашему мнению, такой подход русского законодателя к уголовно-правовой охране авторского права можно охарактеризовать как достаточно действенный, поскольку, во-первых, он давал реальную возможность получить автору и другим лицам, которым принадлежит авторское право, от виновного лица денежные компенсации за причиненные нарушением их авторского права убытки, и таким образом выполнял важную компенсационную функцию, которому, кстати, в современном криминальном праве начало отводиться все больше внимания, а во-вторых, обеспечивало действенное наказание виновного путем применения любого из указанных криминальных наказаний, а итак, выполнял в все времена присущую криминальному правую функцию наказания. Очевидно, объединения таких мероприятий имущественного и карательного характера вообще будет способное выполнять важную функцию предотвращения преступным нарушениям авторского права и сопредельных прав в Украине в наше время.

Следует отметить, что в Украине действие Свода законов Русской империи в части криминального права было распространенно с 1840 г. на Левобережную, а с 1842 г. — на Правобережную Украину. При этом Свод утратил действие лишь после установления на территории Украины советской власти, а итак, действовал около 80 лет.

( продолжение)

полезный материал? Нажмите:




другие статьи...
© Ярослав Ващук, 2003-2011
при использовании любых материалов сайта ссылка на источник обязательна
[pageinfo]
сайты Хмельницкого bigmir)net TOP 100